Сайт памяти Сани Миленкович
Последний день Сани
Календарь
«  Июль 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

Меню сайта

Друзья сайта
  • Портал новостей "Русская весна"
  • Сайт "Новороссия"
  • Сайт Математической Гимназии Белграда
  • Сайт општины Варварин
  • "Саня Миленкович навечно в наших сердцах" (группа на Фэйсбуке)
  • "Бухенвальдский набат" (поёт Муслим Магомаев, видео)
  • "Ты прости, сестра моя, Югославия!.." (поёт Лена Катина, видео)
  • "Это значит, что скоро война!" (поёт группа "Контрреволюция", видео)
  • "Сербия 10 лет назад" (видео о войне 1999 года на английском языке с интервью Марины Йованович)
  • Страница материалов из "Белой Книги"
  • Сайт о Сербии. Страница "Это нельзя забывать"
  • Форум "Бурек". Тема "Саня Миленкович"
  • Форум "Сербская политика". Тема "Русское посольство запретило срамоту в Варварине"
  • Форум сербско-русской дружбы. Тема "Сайт памяти Сани Миленкович"
  • Сайт памяти Слободана Милошевича
  • Сайт Движения за возрождение отечественной науки
  • Форум КПРФ. Тема "Надежда Югославии"
  • Форум Нижнего Тагила. Тема "Памяти Сани Миленкович"
  • Педагогический форум. Тема "Памяти Сани Миленкович"
  • Математический сайт С.В. Гаврилова

  • Наш опрос
    Оцените наш сайт
    Всего ответов: 14

    · RSS 20.07.2018, 13:27

    Математическая звезда Югославии
    и её немеркнущий свет.

    Часть третья. Последний день Сани.

       30 мая 1999 года в Центральной Сербии был жаркий солнечный летний день. Это было воскресенье, базарный день в Варварине. Кроме того, в этот день Православная церковь отмечала праздник Святой Троицы, и в связи с этим в Варваринской церкви Успения Пресвятой Богородицы намечались торжественная церковная служба и крестный ход. Всё это вызвало большое стечение народа в Варварин. Из окрестных сёл и соседних городов в Варварин пришли пешком или приехали на велосипедах и автомобилях тысячи людей. На мосту и около него царило оживлённое движение.
       Саня Миленкович в этот день встала раньше обычного. Со своими подружками и ровесницами Марияной Стоянович и Мариной Йованович, жившими с ней по соседству в одном селе, она намеревалась пойти в Варварин, чтобы сходить в церковь и на рынок. Все три девочки для этого красиво принарядились и сделали шикарные причёски. Саня надела розовую тенниску, белые вельветовые брюки и белые спортивные туфли. Когда в 8.30 утра она выходила из дома, мама предупредила её: «Моя дорогая, будь внимательна, следи за самолётами, никогда не забывай об этом.» Саня на это ответила: «Не будь смешной и глупой, мама. Никто не полетит бомбить этот маленький город.» К несчастью, это были последние слова, которые Весна Миленкович услышала от своей дочери.
       Придя в Варварин, девочки вначале пошли в церковь, которая находилась совсем рядом с мостом, всего в 100 метрах. Посетив праздничную церковную службу и прослушав проповедь священника, они пошли дальше на рынок. Там они купили нужные им товары и после этого пошли обратно домой. Когда они подошли к мосту, часы на церковной башне пробили час дня.


    Варваринский мост после разрушения 30 мая 1999 года [04]

       Девочки пошли по мосту. Когда они дошли до середины моста, внезапно раздался гул самолётов. Заслышав его, они бросились бежать, но через три секунды одновременно раздались взрывы двух ракет. Они взорвались точно над центральной опорой моста. Оба пролёта моста рухнули в реку. Девочек с силой подбросило в воздух, после чего они упали на правобережный (противоположный от города) пролёт моста, который под крутым углом свисал с высокого берега в воду. Выше всех лежала Марина, метром ниже её – Марияна, ещё метром ниже, почти у самой воды – Саня. Все три девочки были без сознания.
       Примерно через три минуты Марина и Марияна пришли в себя. Марина с ужасом увидела свою кровоточащую руку и разбитую правую ногу, а Марияна – что у неё из верхней руки торчит кость. Саня была без сознания, она сидела, опираясь спиной на перила моста, держала руку на груди и тяжело дышала, рот её был открыт, как будто она хотела что-то сказать, но не могла.
       Спустя ещё пять или шесть минут самолёты вернулись и выпустили по мосту ещё две ракеты. Снова раздались взрывы, и девочки вновь потеряли сознание. Саня соскользнула вниз и упала головой в воду. Когда Марина вновь пришла в себя, она увидела Саню и испугалась, что Саня может захлебнуться. Несмотря на то, что у неё самой была разбита нога, Марина решила спасти Саню и сползла на локтях к ней. Встав по бедро в воде, Марина поддерживала голову Сани над водой. Достав из своего рюкзака бутылку с водой, она обмыла Сане лицо, чтобы привести её в сознание, и ей показалось, что Саня улыбнулась ей.
       Марина и Марияна во весь голос кричали «Спасите Саню!» и звали на помощь. Но люди, которые спешили им помочь, были убиты вторым взрывом. Среди этих людей был и священник протоиерей Миливой Чирич ([10]) – ему пролетавшим осколком оторвало голову.
       Санины родители всю первую половину этого дня были заняты приготовлениями к праздничному обеду, который должен был состояться на следующий день. В 13 часов 05 минут они внезапно услышали сильный взрыв. Зоран подумал, что это снова бомбят Чуприю, но Весне показалось, что это гораздо ближе. Вскоре раздался второй, ещё более сильный взрыв, от которого задребезжали стёкла в окнах. Весна взяла телефонную трубку и набрала номер в Варварине. Телефон молчал. Теперь ей было ясно, что разрушен мост через Мораву, так как она знала, что под ним был проложен телефонный кабель.
       Весна тут же побежала к соседке Евице Йованович, матери Марины Йованович. Вместе они завели автомобиль и поехали на поиски своих дочерей. По дороге они пристально всматривались в лицо каждого встречного и спрашивали, не видел ли кто их девочек. Но не было видно ни Марины, ни Марияны, ни Сани, и никто не мог ничего сказать о них. Только вблизи Варварина прохожие сказали Весне, что мост разрушен, а уже почти у самой реки одна женщина сказала, что в момент бомбёжки она видела на мосту трёх девочек. На берегу Моравы царила полная тишина и не было видно ни одного человека. В ближайших домах окна были разбиты, а двери треснуты. Мост лежал в реке как отрезанный ножом.
       Матери вышли из машины и стали звать своих любимых. «Марина! Марияна! Саня!» - кричали они. В ответ они услышали голоса Марины и Марияны, зовущие на помощь. Женщины спустились по крутому берегу реки вниз к воде. Весна попыталась добраться до девочек вплавь по воде, но сильное течение унесло её в сторону, и она едва не утонула. Прибывшие тем временем спасатели вытащили её из воды обратно на берег и хотели оказать ей помощь, но она сказала им: «Оставьте меня, помогите детям!» Потом она из последних сил попыталась спуститься к девочкам по рухнувшему мосту, но в этот момент ей внезапно парализовало ноги. «Я всё видела вокруг себя, но была как застывшая и не могла сдвинуться с места», - говорила она.
       Марина и Марияна смогли сами ползком подняться по рухнувшему мосту и выбраться на берег. Бесчувственную Саню спасатели спустя час после бомбёжки положили на носилки и доставили в машину «скорой помощи». Весна села в машину с Саней и наблюдала её. Глаза Сани были открыты и двигались, рот тоже был открыт, но она была без сознания. Она лежала на груди и тяжело дышала. Весна попросила врача перевернуть её на спину. Мать держала Саню за руку и говорила ей: «Будь сильной, я ведь здесь с тобой».
       Машина повезла Саню в больницу в Крушевац. Через пять минут Саня надолго закрыла глаза. Врач приказал водителю сменить направление и ехать в ближайшую больницу в город Чичевац. Там Сане был сделан укол адреналина, после чего её веки затрепетали, и она снова открыла глаза. Врач попросил Весну пересесть в другой автомобиль, а машина с Саней и врачом бешено помчалась в больницу в Крушевац, следом за ней туда же поехала и Санина мать. Когда она немного позже Сани приехала туда, её попросили подождать в коридоре возле операционного зала. Вскоре оттуда вышел врач и снял перчатки. Весна догадалась, в чём дело. «Пустите меня к моей дочери», - сказала она врачу. Врач, желая её успокоить, сказал ей: «Это не Ваша дочь». «Я хочу видеть сама», - настаивала Весна. Врач разрешил ей войти в палату, и она увидела, что там на кровати под зелёным сукном лежит её дочь Саня без признаков жизни. Весна припала ухом к Саниной груди и стала слушать её сердце. Ей показалось, что оно стучит. «Доктор, её сердце ещё бьётся, она ещё жива», - сказала она врачу. Врач бережно взял её за руку, отвёл в сторону, взглянул в её горящие глаза, опустил взгляд вниз и сказал: «Увы».
       Для опознания погибшей в больницу были вызваны также и другие члены семьи Миленковичей. Приехали её отец Зоран, брат Саша и дедушка с бабушкой (родители Весны Миленкович). Зоран, которому пришлось ждать два часа, прежде чем ему разрешили войти в палату, выругал всех политиков, а потом с силой открыл дверь в палату и увидел там свою дочь. Брат Саша, узнав о смерти своей любимой сестры, стал кричать и биться головой о стену во дворе больницы. Весна никак не хотела признавать смерть своей дочери, ей всё казалось, что сердце Сани ещё стучит, и врачу приходилось снова и снова проверять, жива ли Саня, и убеждать Весну в смерти её дочери. (Смерть Сани врачи смогли установить только по электрокардиограмме, сделанной ей в Крушевацкой больнице, хотя, по их мнению, она наступила спустя 15 - 30 минут после полученных повреждений, когда Саня ещё лежала на обломках моста.)
       Наконец, Саню бережно перенесли в автомобиль. Весна села на заднее сиденье, обняла Саню и держала её в своих руках всю дорогу домой, как 24 марта, когда они ехали из Белграда. Когда Саню привезли домой, Весна вымыла её в ванне, надела на неё её любимую одежду, положила её на стол и сказала: «Теперь я не знаю, что я должна делать без тебя». Зоран купил белый гроб, в котором на следующий день (31 мая) её похоронили на кладбище её родного села Доньи Катун на высоком берегу Моравы. На похоронах присутствовали все члены семьи Миленковичей, а также их родственники и друзья, жившие по соседству. Из Математической Гимназии Белграда, где училась Саня, не смог приехать никто, и её родители в тот же день (31 мая) послали туда телеграмму со скорбным сообщением о её гибели. На следующий день (1 июня) югославская центральная газета «Глас Явности» опубликовала сообщение о гибели Сани Миленкович и посвящённое этому трагическому событию интервью директора Математической Гимназии Белграда Милана Распоповича ([09]).
       Главной причиной смерти Сани, как установили врачи, стали повреждения внутренних органов, прежде всего лёгких, вызванные ударной волной и сверхвысоким давлением в момент взрыва первых двух ракет на мосту прямо над её головой. Саня оказалась в самом эпицентре взрыва, её нарядная одежда почти полностью сгорела, спортивные туфли обуглились, на её теле были многочисленные ожоги. У неё также была глубокая рана на левом бедре от спины до голени, множество более мелких ран и осколки в затылке, в спине и в ногах, но снаружи они не были видны, и её тело выглядело почти неповреждённым.
       Изложенное выше описание событий 30 мая 1999 года в Варварине основано на материалах судебного процесса в Германии по иску пострадавших и родственников жертв бомбёжки этого города ([20],[21]), а также на материалах публикаций немецких журналистов в средствах массовой информации Швейцарии и Германии в связи с этим процессом ([04],[05],[11],[12],[13],[14]).

    А может быть, было так?

       Ранее (до обнародования материалов упомянутого выше судебного процесса в Германии) в зарубежной печати и в Интернете была опубликована другая версия этих трагических событий, автором которой, по всей видимости, является канадский журналист Маркус Ги, внешнеполитический обозреватель газеты «Глоб энд Мэйл». Во время войны 1999 года он находился в Югославии и передавал оттуда свои репортажи с мест событий. По материалам этих репортажей он написал статью «Смерть невинных» ([03]), которая впервые была опубликована на английском языке в этой газете 11 марта 2000 года. Приводим отрывок из этой статьи, где рассказывается о гибели Сани Миленкович:
       Саня с двумя подружками прогуливалась по мосту некоторое время после полудня.
       Господин и госпожа Миленковичи готовили обед для Сани, когда они услышали громкий взрыв. Было ровно 13 часов 05 минут. Г-жа Миленкович тотчас же взяла телефонную трубку, чтобы проверить, работает ли телефон. Она знала, что телефонная линия идёт через мост. Телефон молчал.
       Она вскочила в автомобиль и поехала в город, вглядываясь в лица прохожих. Когда приехала на берег реки, нашла его опустевшим. Все, кто могли, убежали, боясь очередного нападения. Г-жа Миленкович стояла одна на берегу, выкрикивая имя своей дочери. Потом она увидела Саню.
       Девочка лежала на разбитой плите моста, возле поверхности реки. Плита лежала под крутым углом, так, что Санина голова была повёрнута к воде, а стопы были в воздухе. Она не двигалась.
       Санины подружки позже рассказали г-же Миленкович, что случилось.
       Когда первая ракета попала в мост, его тротуар обрушился в реку, и три девочки упали вместе с ним.
       Эти две подружки были повреждены, у одной была сломана нога, а у другой рука. Но Саня какой-то игрой случая не была повреждена. Могла подняться по рухнувшей плите моста, как сделали многие другие, и убежать подальше от моста. Вместо этого она осталась помогать своим подружкам.
       Десять минут спустя после первого нападения пилот НАТО вернулся, чтобы завершить свою работу. Взрывы его ракет разрушили мост на две части. Четыре автомобиля упали в Мораву.
       Сане в спину попал летящий шрапнель, шипящие куски кривого металла, такие горячие, что оставили ожоги на её млечно-белой коже. Кроме этого, её гибкое тело ничем не было тронуто.
       Когда «скорая помощь» приехала на место происшествия, г-жа Миленкович просила их помочь её дочери, но они сперва отошли, чтобы осмотреть тех, кто двигался, шевелился, кричал и звал на помощь.
       Наконец, Саню положили в машину «скорой помощи». Г-жа Миленкович вскочила внутрь. Санины глаза были ещё открыты. Г-жа Миленкович сказала ей: «Борись. Продолжай дышать. Всё в порядке. Твоя мама здесь.»
       Но через пару минут Санины глаза закрылись в последний раз. «Знала я, что она умерла», - свидетельствует г-жа Миленкович, - «Но и далее я ещё надеялась.»
       В больнице, где доктора безуспешно вбрызгивали адреналин в Санино тело в надежде запустить её сердце, г-же Миленкович показалось, что она ощутила Санин пульс, но то был её собственный пульс.
       Саня лежала неподвижно на больничной тележке в белых широких брюках и розовой тенниске, которые она надела на прогулку в то утро. Было ровно 6 месяцев до её 16-го дня рождения.

       Эта версия была описана и югославскими журналистами. Вот как, например, рассказывает о том, что происходило с Саней в тот трагический день, неизвестный автор (подписавшийся инициалами M.R.) статьи «Санина последняя прогулка» на сербском языке, размещённой в 2008 году на сербском Интернет-форуме «Бурек» (слово «бурек» по-сербски означает слоёный пирог – любимое кушанье сербов) на странице, озаглавленной «Девять лет после бомбардировок» ([08]):
       Три подружки: Марияна Стоянович (16 лет), Марина Йованович (16 лет) и Саня Миленкович (15 лет) были на Варваринском мосту 30 мая 1999 года в воскресенье, возвращаясь с базара вскоре после полудня. Когда они прошли половину моста, раздался взрыв, а девочки оказались возле обломков моста в воде. Марияна и Марина были повреждены, у одной была сломана нога, а у другой рука, и Саня, которая чудом осталась без единой раны, пыталась им помочь. Но тогда последовал второй налёт самолётов НАТО.
       Сане в спину попал осколок, и она оказалась наполовину лежащей в воде. Марина Йованович испугалась, как бы Саня не захлебнулась, и она, будучи сама сильно повреждена, смогла добраться до подруги и придерживала ей голову, чтобы та не захлебнулась.
       Её родители, мать Весна и отец Зоран, добрались до моста вскоре после первого взрыва и видели трагедию своего ребёнка. Потребовалось полтора часа, чтобы все три девочки были извлечены из реки на противоположном от города берегу. Перевозка в больницу в Варварине, удалённую на 2 км, была невозможна из-за разрушенного моста, поэтому их нужно было везти 70 км (кружным путём) в больницу города Крушевац.
       Когда Саня была наконец доставлена в машину «скорой помощи», она была ещё жива и в сознании. Глаза её были открыты, и она ими двигала. Водитель погнал машину к Крушевцу, но через несколько минут Санины глаза закрылись в последний раз.

       Приведённые здесь переводы отрывков из этих статей выполнены мной (С.В. Гаврилов). Мы предоставляем читателям самим судить о том, какая из изложенных нами на этой странице версий событий 30 мая 1999 года в Варварине является достоверной или более правдоподобной.

    С.В. Гаврилов. 

    Читать дальше

    Copyright MyCorp © 2018
    Сайт управляется системой uCoz